Школа Александра Репьева

Реклама
Маркетинг
Брэндинг

 

На главную страницуО школе А. РепьеваКонсультирование
Дистанционные курсы | Книги | Рецензии | СтатьиCD-диск

alex@repiev.ru 
(8) 499 194-52-21

Темы статей:

Маркетинг

Маркетинговое мышление

Псевдомаркетинг

Продажи

Реклама (общее)

Копирайтинг

Брэндинг

Реклама и маркетинг
в России

Творчество и псевдотворчество
в рекламе

Наука и псевдонаука
в рекламе

Преподавание маркетинга и рекламы

Маркетинг технологий

Рекламные фестивали

Интернет

Прочее

 

Repiev's articles in English

 

 

Статья в формате Word (8 стр.)

 

А.П. Репьев

 

Я бы рекомендовал читателю вначале пробежать
мою статью «Наука и псевдонаука в рекламе».
 

 

 

По-ВААЛ-яем дурака, господа!

 

Лжеученый не любит мелочиться, он решает
только глобальные проблемы.

Академик А. Мигдал

Нет глупцов более несносных, чем те,
которые не совсем лишены ума.

Ф. де Ларошфуко

 

 

ДЛЯ НАЧАЛА я рекомендую вам, проницательный читатель, скачать программу мини-ВААЛ с www.vaal.ru. Это сделает наш разговор предметнее. К тому же, вы получите возможность оценить это чудо: «Ваал-мини — это программа для проведения фоносемантической экспертизы текста, помогающей создавать настоящие шедевры, будь то пресс-релиз, статья в глянцевый журнал, исковое заявление в суд, рекламное объявление или любовное письмо». Так что торопитесь, господа — создатели шедевров на дороге не валяются!

Ну, уж если бесплатная мини-ВААЛ (якобы отражающая всего лишь 3-5% возможностей всего пакета) способна создавать шедевры, то что тогда говорить о полном пакете ВААЛ. За какие-то жалкие $950 вы сможете создавать уже супер-шедевры:

«Система ВААЛ позволяет прогнозировать эффект неосознаваемого воздействия текстов на массовую аудиторию, анализировать тексты с точки зрения такого воздействия, составлять тексты с заданным вектором воздействия, выявлять личностно-психологические качества авторов текста, проводить углубленный контент-анализ текстов и делать многое другое».

Воланд и бог-дьявол Ваал о таком средстве воздействия на людей могли только мечтать! Вообще фантазия создателей ВААЛ не знает границ: ВААЛ якобы используется в «психо- и гипнотерапии»; а «ряд государственных структур, крупных банков, рекламных компаний» без ВААЛ’у и шагу ступить не могут. А уж «активное формирование эмоционального отношения к политическому деятелю» или «поиск наиболее удачных названий и торговых марок (!?)» для ВААЛ — это сущие пустяки.

Выходу ВААЛ на «глобальные проблемы» в немалой степени способствовало подключение к проекту неугомонного Дымшица. Теперь этот enfant terrible российских околобрэндинговых и НЛП наук, известный манипулятор покупателем (с присущей ему скромностью) ставит себя на первое место в списке авторов. Команда ВААЛ-енков постоянно пополняется новыми гениями в области всего «психо-», «нейро-», «лингво-», «фоно-», «социо-», «НЛП-», «астролого-».

Появляются все более потрясающие версии программы. Так что есть все основания полагать, что скоро ВААЛ сможет предсказывать будущее, жарить картошку, снимать порчу, лечить зубы, принимать роды, менять политический строй и так далее.

Лже- и якобы-науки в лингвистике

Многие лженауки — это раковая опухоль на теле вполне пристойных областей знаний, чаще всего гуманитарных. В них постоянно прорастают все новые темы и темки, часто на стыке областей. Многие из них заняты ловлей схоластических блох, надуванием академических щек и изобретением мистической терминологии. Прав А. Китайгородский: «Мистика слова — непременный признак лженауки».

Вот как себя величают некоторые темки из лингвистики и пограничных с нею областей: герменевтика, глоссолалия, звукосимволизм, кинесика, когнитивная грамматика, лингвокультурология, психолингвистика, нейролингвистика, нейросемантика, просодика, асемантика,антропофоника, прагмалингвистика, психогеометрия, психосемантика, психосинтаксис, психофонетика, психоязыковая типология, семиотика, синестетика, смыслотехника, социолингвистика, фольклингвистика, цветопсихология, эпистемологическая рефлексия, этнолингвистика, далее везде. Одной из таких темок является и фоносемантика (см. ниже), которую превращают из забавного этюда в полновесную лженауку.

Многие из этих темок, возможно, представляют определенный интерес. Многие по объему тянут максимум на популярную статью. Но их объявляют науками, по ним защищают диссертации и пишут целые книги. Из некоторых темок делают продолжительные курсы в вузах. О том, как это сказывается на качестве подготовки специалистов, я мог судить на примере выпускников инязов, которые приходили в английскую редакцию издательства «Мир», где я переводил книги на английский. В ответ на упреки в плохом знании языка они перечисляли глупейшие схоластические курсы, которыми забивали их головы вместо того, чтобы учить английскому языку.

Да что там иняз! В российских школах уже давно не учат, как правильно излагать мысли, зато учат схоластическому правописанию и схоластической пунктуации. Большинство лингвистов не понимают того, что чисто языковые аспекты текста несущественны в сравнении с его содержанием и композицией. Даже в художественной литературе. Чародей языка Пушкин говорил: «Проза требует мыслей и мыслей — без них блестящие выражения ни к чему не служат». (Кстати, многие пушкинские стихи получают у ВААЛ очень плохие оценки.)

Лженаучные тексты часто включают т.н. «эффект явной глупости» (The Blatant Nonsense Effect), смысл которого в полной уверенности автора в том, что никто никогда не будет серьезно анализировать его глупость, даже явную. Ко многим темкам можно отнести формулировку «последнее прибежище академических шарлатанов», высказанную Д. Чендлером в его книге «Семиотика для начинающих». Почти все эти «науки» не имеют никаких практических выходов.

В основе псевдонауки лежит чье-то болезненное честолюбие, некомпетентность, карьеризм и/или научная нечестность. (См. «Наука и псевдонаука»). Ричард Фейнман считал, что научная честность — это главное качество ученого:

«Если вы ставите эксперимент, вы должны сообщать обо всем, что, с вашей точки зрения, может сделать его несостоятельным. Сообщайте не только то, что подтверждает вашу правоту. Приведите все другие причины, которыми можно объяснить ваши результаты, все ваши сомнения, устраненные в ходе других экспериментов, и описания этих экспериментов, чтобы другие могли убедиться, что они действительно устранены. Если вы подозреваете, что какие-то детали могут поставить под сомнение вашу интерпретацию, — приведите их. Если что-то кажется вам неправильным или предположительно неправильным, сделайте все, что в ваших силах, чтобы в этом разобраться. Если вы создали теорию и пропагандируете ее, приводите все факты, которые с ней не согласуются так же, как и те, которые ее подтверждают».

Я не уверен, что эти строки читала автор статьи «Мужественная н-е-д-у-р-а или фоносемантический модуль программы ВААЛ» Ю. Зайцева, но она поступила как честный исследователь — снимаю шляпу!

Вот и философ Владимир Шалак, «родитель» ВААЛ, (кстати, не удивляйтесь, якобы крупный специалист по логике!) торжественно провозглашает: «Мы стараемся, чтобы все используемые нами методы были научно обоснованными. Лишь в этом случае наша совесть перед клиентами будет чиста». Увы, у авторов ВААЛ весьма своеобразные представления о научной обоснованности и о совести.

Мне хотелось бы также сказать пару слов об НЛП и психолингвистике, поскольку эти «науки» также заложены в ВААЛ. Я уже писал о пустых претензиях НЛП на роль в рекламе. На сайте авторитетной энциклопедии Wikipedia опубликован обстоятельный критический обзор НЛП. Вот его краткое резюме:

В современной науке не существует никаких «нейро-научных» обоснований НЛП, многие теории НЛП наивны. Они опровергаются многочисленными исследованиями, а методы НЛП ложны и неэффективны. В США и Великобритании, из-за общего разочарования в НЛП, упоминание НЛП в психотерапевтических журналах встречается все реже, а специальная литература по этой тематике практически не издается. Британское психологическое общество классифицировало НЛП как псевдо-психологию, а Национальный Комитет США по борьбе с мошенничеством в сфере здравоохранения признал методы НЛП научно неподтвержденными и сомнительными; их нельзя рекомендовать для использования. Многочисленные экспериментальные и клинические данные подтверждают, что использование НЛП в психотерапии, менеджменте и личностном росте бесполезно.

Теперь о психолингвистике. Прочитав пару путаных книг и с десяток статей на эту тему, я вдоволь наглотался пузырей и дремучей терминологии, но так и не смог найти практического зерна. В одной из статей, посвященных вышеуказанному «эффекту явной глупости», в качестве яркого примера «науки», почти целиком состоящей из таких эффектов, автор разбирает именно психолингвистику и теории Хомского. Таким образом:


ВААЛ покоится на трех хилых китах: фоносемантике, психолингвистике и НЛП.


 

Компьютер vs. человек

С появлением компьютеров некоторые лженауки получили возможность создавать коммерческие компьютерные программы и неплохо на них зарабатывать. Эти продукты, как правило, предлагают что-то магическое: решение всех текстовых проблем (ТРИЗ и ВААЛ), быстрое изучение иностранных языков и излечение от многих болезней (25-й кадр), диагностику за час (Мегатон) и так далее. В России, где страшно обожают все «по щучьему велению», подобные «волшебные палочки» идут нарасхват.

Этому же способствует и святая вера обывателя и гуманитария в безграничные возможности компьютера. В своей книге «Блеск и нищета информационных технологий» Николас Кар приводит интервью одного из пионеров применения компьютеров в бизнесе: «Мы мечтали о некоей чудесной машине, в которую можно было бы вложить лист бумаги, а потом нажать кнопку и получить ответы на любые вопросы. Все это было так наивно...» Забавно читать, с каким детским восхищением А.П. Журавлев (главный «теоретик» ВААЛ) пишет об ЭВМ.

Мечтателям о «чудесной машине» следовало бы вдуматься в предостережения американского журналиста С. Харриса:


«Реальная опасность не в том, что машины начнут думать, как люди, а в том, что люди начнут думать, как машины».


 

Сейчас мы знаем, что компьютер лучше человека выполняет многие операции, связанные с механической обработкой информации. Так, компьютер лучше человека сосчитает количество слов и абзацев в тексте; он быстрее найдет в тексте нужное слово, но…

Хотели бы вы, чтобы компьютер за вас оценивал просмотренный вами фильм, прочитанную вами книгу, увиденную вами картину, вашу возлюбленную? Считаете ли вы, что компьютер лучше вас оценит содержание книги, а тем более тончайшие, еле уловимые движения вашей души, вызванные тем или иным текстом? Считаете ли вы, что компьютер правильно оценит ваши стихи или прозу, статью или даже элементарный пресс-релиз? Многие так не считают. «Я пока еще не сошел с ума, мои тексты доверять какому-то там электронному выродку» — написал мне один из разочаровавшихся пользователей ВААЛ.

Слово «гуманитарий» происходит от слова «человек». Тем поразительнее то, что именно гуманитарии в оценке, скажем, упоительных пушкинских строк отдают предпочтение «электронному выродку». Мнение людей их не интересует.

Здесь также хочется заметить, что «способности» компьютера зависят не столько от мощности «железа», сколько от ума, таланта и честности создателей программ.

Определимся в терминах

В переписке со мною Шалак пенял критикам ВААЛ: «Им следует сначала немножко расширить свой кругозор в области наук о языке, а лишь потом высказывать это самое “недоумение”».

Давайте и мы «немножко расширим свой кругозор». А заодно оценим кругозор авторов ВААЛ. Начнем с элементарного — определимся в терминах.

Это легко делать в точных науках — там термины четкие и однозначные. В гуманитарных же «науках» всяк трактует термины, как ему заблагорассудится. Более того, многие «ученые» не понимают смысла даже элементарных понятий. На таком непонимании построен и ВААЛ. Рассмотрим несколько терминов.

Фонетика — это раздел языкознания, изучающий звуки, но не значения слов. Этим фонетика отличается от фоносемантики (см. ниже). Фонетика занимается фонемами.

Фонема — это отдельный звук. Из фонем складываются слоги и слова. В русском языке 42 фонемы: 6 гласных фонем; 36 согласных. Здесь важно отметить, что:


Фонемы не встречаются в речи в чистом виде.


 

Об этом мы вспомним, когда будем анализировать результаты Журавлева.

Фонетическое (звуковое) значение (phonetic value или phonetic meaning) — это конкретное произношение буквы, фонема. Буква может иметь несколько фонетических значений. Отсюда следует, что книга А.П. Журавлева «Фонетическое значение» должна была бы обсуждать чисто фонетические вопросы. На самом же деле она обсуждает фоносемантику, а вернее — дилетантские эксперименты с оценками отдельных фонем по многим шкалам. Журавлев также ввел бессмысленные термины «звукобуква» и «фонетическая значимость».

Семантика — раздел языковедения, изучающий значения слов. Почему только слов? Потому что только слова имеют значения. Текст же имеет смысл, а не значение. Правда, страдающие от отсутствии диссертационных тем лингвисты используют бессмысленный термин «семантика текста» и тавтологию «семантическое значение».

Фоносемантика, фоносемантический — это центральные термины ВААЛ. Ее авторы или страшно запутались в своих фоносемантических претензиях, или сознательно вводят в заблуждение честной народ.

Что такое фоносемантика? Хотя ответ следует из самого названия этой «науки», я полазил по Интернету и даже пообщался с английской специалисткой Margaret Magnus. Вот одно из определений фоносемантики:


Фоносемантика — это область лингвистики, изучающая соотношение между ЗНАЧЕНИЕМ (семантикой) слов и их ПРОИЗНОШЕНИЕМ (фонетикой).


 

С этим определением (кстати, не моим) не согласен Дмитрий Сергеев. Признаюсь, в его тираде я понял только вторую часть, но может быть, у вас получится, проницательный читатель (http://rus33abc.narod.ru):


 

 Если рассматривать результирующую семантик элементов слова (не важно, букв, звуков или фонем), то можно хоть как-то судить о таком соответствии. Отказ от признания некоторой семантики за элементами слов делает невозможным оценивать соответствие звучаний слов их денотатам, кроме случаев звукоподражания.

Потом автор комментария говорит что-то для меня более вразумительное:

Таким образом, для каждого слова (и всех его форм звучания) необходимо проводить самостоятельное исследование цель которого даже смешно произнести. Например, "Соответствие звучания слова МЫЛО его значению". Люди привыкли мылом мыло называть - скорее всего скажут, что да, мол, соответствует. А какое оно? - мыльное... (или злое, тяжёлое и т.п. - кому что придёт в голову).

Господа фотосемантики, не могли бы вы вначале договориться между собой о четком значении ваших терминов.


 

Итак, о фоносемантике можно говорить только тогда, когда одновременно анализируются две характеристики слова – его фонетика и его семантика! Поразительно, но сия простейшая истина находится за пределами понимания многих «специалистов»! В том числе и наших ВААЛенков.

Потрясает то, что господа фоносемантики даже в сути своей якобы-науки разобраться не могут. В своей книге «Психолингвистика» Валерий Белянин пишет:

«Фоносемантика изучает ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ содержание звуков языка.»

Вот так-с. Ради Бога. Тогда сию «науку» следовало бы величать «фоноэмоциями» или как-то в этом роде. Это понятно даже неспециалистам по языку.

Белянин в другом месте пишет: «Фоносемантика – это семантика формы (звучащей) (Если «звучащей», то тогда как и почему ВААЛ используют для анализа письменных текстов!?). Это не совсем правильное название. Скорее это должна быть «психофонетика» (по аналогии с психолингвистикой, психосемантикой, психостилистикой)».

Ему на своем сайте возражают авторы ВААЛ: «…программа ВААЛ вовсе не основана на психофонетике».

Вы еще живы, мой читатель?

 

Немного истории. Толчком к фоносемантическим размышлениям послужило то, что во многих языках звучание некоторых слов, описывающих звуки, таких как «свистеть», «жужжать», «звенеть», «рычать», «плескать», и немногих других напоминает описываемый ими звук.

Однако попытки догматизировать связь определенных звуков и звукосочетаний со значениями слов потерпели неудачу. Так, когда Сократ заявил, что использование некоторых звуков в слове мгновенно придает ему тот или иной смысловой оттенок, его последователь Гермоген привел ему огромное число примеров, опровергающих это утверждение. Сократ (не в пример нонешним псевдоученым) отказался от своих утверждений, назвав их «воистину дикими и смешными».

Благозвучие – фоносемантичность не связана с благозвучием. Например, слова «скрипеть», «хрюкать», «харкать», «гоготать» или «сюсюкать» вряд ли можно назвать благозвучными, но они неплохо передают характер описываемого ими звука, то есть они фоносемантичны в первозданном смысле этого понятия.

Отметим, что Журавлев в общем-то понимал, что «фоносемантика» связана со значением слова (См. его статью «Уважаемое слово, к лицу ли вам ваша форма?»), хотя и истолковывал эту связь превратно.

Сознательно или по недомыслию,


Авторы ВААЛ выбросили из фоносемантики всякую связь со значением слова.


 

Иначе говоря, все, что они нагородили, к фоносемантике не имеет никакого отношения!

Пояснения «логика» Шалака:

«Фоносемантическая оценка слов или текстов имеет дело лишь с оценкой эмоционального воздействия звучания слова безотносительно его смысла… Программе нет никакого дела до того, что РАЙ — это место, где после смерти должны оказаться праведники, а АД — это место для грешников»

И

«…программа может оценить неосознаваемое эмоциональное воздействие фонетической структуры слов на подсознание человека».

Не уж-то может?

Фоносемантические характеристики — это изобретение авторов ВААЛ. Фоносемантика не может иметь характеристик; она может только констатировать присутствие или отсутствие связи звучания слова с его значением.

Кстати, ВААЛ выносит несуразный приговор различным объектам:

«Слово <…> не обладает выраженными фоносемантическими характеристиками» (!?)».

Среди этих объектов есть буква «Ё» и даже красивейшие пушкинские строчки «Унылая пора, очей очарованье. Приятна мне твоя прощальная краса». Это бред! Причем при любом толковании слова «фоносемантика».

Фоносемантические исследования (эксперименты) — если кому-то захочется потратить время на фоносемантические игрушки, то чем он должен заниматься? Поиском соответствия значение-звук, разумеется. А в каких терминах (единицах) оценивать это соответствие? Да или нет, т.е. есть соответствие или его нет. В крайнем случае, в процентах или баллах. Но только не в прилагательных, как это делают Журавлев и ВААЛ-енки.

Вообще, в голове авторов ВААЛ полная фонетико-фоносемантическая каша. В описании ВААЛ читаем: «В ней реализованы алгоритмы оценки фонетического воздействия на человека слов и текстов русского языка». При этом программа предлагает оценить «Фоносемантическое воздействие» и «Эмоциональное воздействие» отдельно на слова и тексты. Дорогие ВААЛ-енки, уж если врете, то врите как-то поэлегантнее.

Итак, попытка расширить наш кругозор «в области наук о языке» привела нас к забавным выводам:

  • Авторы ВААЛ имеют нулевой «кругозор в области наук о языке».
  • Отсутствие кругозора они с лихвой компенсируют нахрапистостью.
  • Их нахрапистые измышлизмы и «дымшицизмы» отличает полнейший терминологический хаос.
  • Они имеют туманное представление о том, что такое фоносемантика. Поразительно!
  • Их ВААЛ к фоносемантике  не имеет никакого отношения.
  • Строго говоря, он ни к чему не имеет отношения. Кроме желания заработать, разумеется.

 

ВААЛ-овская утка пошла гулять по страницам шибко ученых текстов. Так, в описании программы Diatone читаем:

«Фоносемантический анализ текста, как и слова, заключается в оценке звучания безотносительно к содержанию». – Извините, а что тогда здесь делает прилагательное «-семантический»?

Известная мастерица лингвистического словоблудия Юлия Пирогова поучает:

«При рассогласовании фоносемантики и семантики (!?) текста более значимой является семантическая составляющая. На наш (!?) взгляд, фоносемантика оказывается важным фактором увещевательной (!?) коммуникации в двух случаях: а) если фоносемантическая составляющая текста (!?) поддерживает его семантическую составляющую (!?); б) если семантическая составляющая сообщения отсутствует (!?) или не является прагматически значимой».

Вы чего-нибудь здесь поняли?

«Если семантическая составляющая сообщения отсутствует» — иначе говоря, если текст лишен смысла. Я долго не мог понять этот бред. Потом меня осенило — автор знает о чем говорит, ибо большая часть всех ее текстов лишена смысла, то бишь «семантической составляющей», если перевести это на безграмотный язык псевдолингвистов.

Кстати, именно Юлии Пироговой наше рекламное образование обязано жутчайшей программе, по которой ныне обучаются бедные студенты-рекламисты в десятках рекламных вузов России. Вот уж где полностью отсутствует «семантическая составляющая»!

Дело в том, что на стадии становления рекламного образования структурная лингвистка Юлия Пирогова оказалась в ненужное время в ненужном месте и выступала в качестве разработчика этого ужасного стандарта.

Я не знаю, сколько десятилетий уйдет на то, чтобы российские рекламные вузы излечились от «пироговского» маразма и начали, наконец, готовить специалистов по salesmanship in print, а не по семиотике, поэтике, драматургии рекламы.

«Отцы-основатели»

Шалак написал мне:

«Моя заслуга здесь очень маленькая. В системе ведь просто реализованы результаты докторской диссертации А.П. Журавлева. Я просто адекватным образом заложил их в программу и предоставил широкой публике».

Никакой проверки, никакого анализа, никаких сомнений!

Но, может быть, диссертация — это бред? На этот счет у «логика» Шалака есть потрясающая по своей наивности и нелогичности мысль: «Докторская диссертация, да еще защищенная не сегодня, а в 1974 году, стоит многого. Я к сегодняшним диссертациям отношусь скептически, так как знаю, как они создаются и защищаются». Так совпало, что именно в 1974 г., после мучительных размышлений, я ушел из аспирантуры. Одной из причин было то, что мой шеф заставлял меня писать положительные отзывы на далеко не положительные диссертации. Не хотелось быть проституткой. Так что я знаю, как тогда «создавались и защищались» диссертации даже в физике, не говоря уже о гуманитарных науках.

Труды означенного Журавлева нельзя понять, не проанализировав вклад его вдохновителя, американского психолога Чарльза Осгуда (Charles Osgood). Он придумал странноватый метод статистической обработки субъективных оценок слов. То, что отличает (дифференцирует) смысл слов, Осгуд не очень удачно назвал «семантическими дифференциалами».

Сущность этого метода Журавлев понял не совсем.


Осгуд танцевал от семантики слов.


 

Только слов, а не звуков и не текста, как это делали лингвист Журавлев и «логик» Шалак. Он не учитывал ни фонетику, ни, тем более, фоносемантику, так что непонятно, почему его метод притащили в ВААЛ. Скорее всего для наукообразия.

Осгуд справедливо утверждал, что, если взять конкретное слово, например «полиция», «автомобиль», «вежливый», то для разных людей эти понятия будут слегка по-разному окрашены. Об этом говорил еще психолог Л.С. Выготский: «Значение – объективно сложившаяся в процессе истории система связей, стоящая за словом, одинаковая для всех людей. Значение любого слова приводится в толковом словаре. Смысл – это индивидуальное значение слова».

Например, какой смысл вкладывают в слово «вежливый» профессор университета, студент, военнослужащий, бандит? Какими словами будут они описывать свои «смыслы»? Возможно, будут использованы слова хороший-плохой, сильный-слабый, интеллигентный, цивилизованный.

Что ж, результаты подобного опроса будут представлять определенный академический интерес. И даже практический. Например, государство могло бы сделать определенные выводы из подобного опроса для слова «милиция». Для одних милиция представляется органом, защищающим население от противоправных посягательств, а для других – толпой взяточников и бандитов в погонах.

А какой интерес и для кого представляли исследования Осгуда? Испытуемым предлагалось по одной и той же шкале антонимов оценить разные слова. Вот так Осгуд изобразил средние оценки двумя группами слова «вежливый»:

 

 

Вы можете смотреть на эту картинку целый час. Что вы извлечете из этих точек? Осгуд об этом ничего не говорит.

Любому экспериментатору в настоящих науках ясно, что:


Без интерпретации все это бессмысленное нагромождение цифр и/или прилагательных.


 

Однако сие непонятно ни Осгуду, ни нашим ВААЛ-енкам.

Забавно, что никого не интересовала практическая бесполезность метода Осгуда. Но все (кроме «героев нашего романа») заметили, что он состоит из сплошных противоречий: предполагая субъективность окраски слов, метод опирается на оценки по опять же субъективно понимаемым критериям (шкалам). А кто определяет количество и содержание используемых пар? Господь Бог? Нет, исследователь. Еще один субъективный элемент. Так, Журавлев и его украинский коллега В.В. Левицкий, использовали разное количество шкал. И тот и другой, разумеется, ничего не обосновывали.

Далее исследователь субъективно решает, начиная с какого количества пунктов оценку следует отнести в тому или иному краю спектра, например, «горячо» или «холодно».

Осгуд использовал шкалу хороший-плохой. Это странно, потому что подобная оценка является суммирующей, подытоживающей результаты ответов на другие вопросы. Понятия «хороший» и «плохой» имеют совершенно разный смысл для разных объектов и респондентов. Левицкий, алгоритм которого также заложен в ВААЛ, отказался от этой бессмысленной оценки. Журавлев и наши ВААЛ-енки ее оставили.

Итак, Журавлев ничтоже сумняшеся взял бессмысленную методику Осгуда, и создал под нее множество несуразных шкал:

хороший - плохой, красивый - отталкивающий, радостный - печальный, светлый - темный, легкий - тяжелый, безопасный - страшный, добрый - злой, простой - сложный, гладкий - шероховатый, округлый - угловатый, большой - маленький, грубый - нежный, мужественный - женственный, сильный - слабый, холодный - горячий, величественный - низменный, громкий - тихий, могучий - хилый, веселый - грустный, яркий - тусклый, подвижный - медлительный, быстрый - медленный, активный - пассивный.

Левицкий использовал только 7 шкал.

Оценка с помощью любых прилагательных (если она вообще имеет смысл) может иметь только очень-очень приблизительный, размытый характер. А здесь бедному испытуемому предлагается оценивать слова и даже буквы в терминах, которые сами с трудом поддаются дифференциации:

подвижный - медлительный

быстрый - медленный

активный - пассивный

или

радостный - печальный

веселый — грустный

или

сильный - слабый

могучий - хилый

Оценили? У меня так и не получилось. Как люди вообще отвечали на эти немыслимые вопросы? Скорее всего, методом тыка. Но такие ответы называют псевдомнениями. А псевдомнения совершенно бесполезны.

Хотя Журавлев понимал, что фоносемантика связана со значением слова, он не понимал, что нужно искать соответствие звучания слова его значению (свист, шипенье и пр.), а не пытаться описывать звучание с помощью прилагательных:

Барабан — большой, грубый, активный, сильный, громкий.

Бас — мужественный, сильный, громкий.

Бубен — яркий, громкий.

Взрыв — большой, грубый, сильный, страшный, громкий.

Ну, хорошо, хоть это и не фоносемантика, но в данных случаях прилагательные в принципе правильно характеризуют наши ассоциации с этими понятиями. Неясно, правда, как это обогащает эти ассоциации.

Даже если мы на секунду предположим, что все слова русского языка получают оценки с помощью прилагательных, более или менее вписывающиеся в стоящие за ними понятия, то встает вопрос —


Что с этими оценками делать? Кому они нужны?


 

Далее, Журавлев приводит только «правильные» примеры. А как насчет «неправильных»? Здесь Журавлев играет в научную честность:

«Конечно, чтобы доказательства были убедительными, нужно "просчитать" многие тысячи слов, потому что в огромных лексических запасах языка всегда можно подобрать десяток-другой примеров для подтверждения любой гипотезы».

Ловкий ход: говорить о честности, но поступать нечестно. Журавлев «подбирает десяток-другой примеров», которые вписываются в его гипотезу и игнорирует море примеров, которые в нее не впитываются. Поскольку разработки Журавлева механически заложены в ВААЛ, то давайте с ее помощью протестируем несколько слов. Начнем с самых «фоносемантических» слов, таких как «жужжать». Подставим это слово в ВААЛ. Получаем:

Слово ЖУЖЖАТЬ производит впечатление чего-то ПЛОХОГО, ОТТАЛКИВАЮЩЕГО, СТРАШНОГО, СЛОЖНОГО, ШЕРОХОВАТОГО, ЗЛОГО, ТЕМНОГО, НИЗМЕННОГО, ТЯЖЕЛОГО, ГРУБОГО, ГОРЯЧЕГО, ХРАБРОГО, МОГУЧЕГО, БОЛЬШОГО

Во-первых, на кого именно производит впечатление? Во-вторых, что плохого, отталкивающего или страшного в милом слове «жужжать»?

А почему ВААЛ считает, что глобус, глаз, гриб, груша, цунами, колба, класс, кит «угловатые»; блоха, вошь, атом, электрон, волос «большие»; океан, степь, лес, земля «маленькие»? Тысячи и тысячи несуразиц!

Любому, кроме наших ВААЛ-енков, ясно, что Журавлев занимался подтасовкой. Эта ложь имеет простое объяснение — ну кто ж в 70-х годах мог предположить, что через несколько лет компьютеры будут стоять на каждом столе, и что появятся шустрые ребята, которые, ни в чем не разобравшись, заложат его данные в программу, и любой желающий сможет все испытать.

Ослиные уши торчат и из утверждений диссертанта о сотне тысяч людей, на которых якобы была испытана данная теория. Валерий Белянин на «Психолингвистическом форуме В.П. Белянина» вносит существенную поправку: «… опросил не 100.000 человек, а 80 человекам предъявил 50 звукобукв и попросил их оценить их по 25 шкалам». — Правда, неплохо? К тому же эти 80 несчастных, скорее всего, были студентами Журавлева. (Правда, в своей книге «Психолингвистика» он опять говорит о 100 00 человеках.)


Иными словами, ВААЛ построен на лжи.


 

Перейдем к другим перлам Журавлева и ВААЛ-енков.

Алгоритм ВААЛ: буквы, фонемы, слова и тексты

В жизни мы не имеем дело с изолированными звуками (фонемами). Даже согласные буквы алфавита мы произносим не «б», «л», «к», «щ», а в более удобочитаемом виде: «бэ», «эл», «ка» и «ща». Моряки произносят их по-старославянски: «буки», «веди», «глаголь» и т.д. Фонетическая, а тем более фоносемантическая, оценка изолированных звуков обычными людьми (не фонетистами) — это плод досужих домыслов и еще одно свидетельство некомпетентности Журавлева и авторов ВААЛ. Еще более бессмысленны попытки использовать результаты оценок отдельных звуков в качестве базы для оценки слов и текстов. Об этом говорил еще Платон. Но именно на этой бессмысленной идее и построен весь карточный домик ВААЛ.

Слава богу, что еще никто не догадался оценивать каждую музыкальную ноту В ОТДЕЛЬНОСТИ à la Журавлев и ВААЛ, чтобы потом с помощью компьютера оценивать произведения Моцарта и Чайковского!

Наша когорта псевдо-фоносемантиков не понимает, что люди не имеют дело с отдельными фонемами и нотами. Они воспринимают их в сложном сочетании, где каждому элементу уготовано свое место. Никто в жизни не произносит с натугой ЖЖЖЖЖ. Звук [ж] встречается в компании смягчающих гласных и согласных, он произносится мимолетно, без напряжения. Один пользователь ВААЛ описал свой шок, когда программа признала звучание замечательного слова «журавушка» отталкивающим, страшным, шероховатым, злым.

Могут ли буквы или звуки быть хорошими или плохими? А страшными, отталкивающими, злобными, грубыми? У ВААЛ могут. Подставьте в ВААЛ по очереди все буквы русского алфавита и вы получите ужасающую картину.

Приказом по ВААЛ плохими объявлены 7 букв (Ж, С, Ф, Х, Ц, Ш, Ы); отталкивающими 6 (Ж, С, Ф, Х, Щ, Ы); страшными — 10 (Ж, З, К, П, Р, У, Ф, Х, Ш, Щ). «Г» признана злобной, а «Ч» низменной. Буква «Ё» объявлена «не обладающей выраженными фоносемантическими характеристиками». Вот так-с. Словом, наши ВААЛ-енки поставили двойки Кириллу и Мефодию — эти злодеи загубили половину нашего алфавита. А что можно ожидать от языка, сплошь состоящего из безобразных букв и звуков? Только множества омерзительных слов. Вот пример:

Слово ХОРОШИЙ производит впечатление чего-то ПЛОХОГО, ОТТАЛКИВАЮЩЕГО, СТРАШНОГО, ШЕРОХОВАТОГО, УГЛОВАТОГО, ТЕМНОГО, НИЗМЕННОГО, ТИХОГО, ТУСКЛОГО, ПЕЧАЛЬНОГО

Вот еще несколько «страшных» слов на вскидку (слабонервных прошу не читать):

«Страшные» слова: Русь, Христос, храм, хлеб, художник, жена, жених, жизнь, красота, папа, правда, родина, родной, роза, хороший, радость, подарок, фамилия, шутка, хризантема.

Наши ВААЛ-енки и русские слова поделили на плохие и хорошие. Вот плохие:

«Плохие» слова: Христос, храм, церковь, жених, жизнь, фирма, фамилия, архитектор, восхитительный, кит, купец, парикмахер, поход, свинец, факел, фаянс, фрак, фрукт, фата, федеральный, фигура, фокус, хороший, хохот, художник, шуба, шутка.

А вот хорошие:

«Хорошие» слова: Иуда, идиот, осел, бандит, болтун, обалдуй, дуралей, драка, дрянь, слюнтяй, ублюдок, яд, лгать, лентяй, балда, морда, тюрьма, обман, слюна, ярмо, ярость, арба, армия, армяк.

Дальше вы можете поиграться сами. Вас, господа, ждут незабываемые минуты.

Для оценок слов Журавлев высосал из пальца алгоритм с математическими формулами, так впечатляющими любого гуманитария. Ничего, разумеется, не доказывается и не обосновывается. Технические глупости алгоритма ВААЛ достаточно подробно разобраны в статье Ю. Зайцевой. Среди многочисленных несуразностей автор отмечает и то, что


Слово получает разные оценки, если его анализировать как слово и как текст.


 

Оно также получит иную оценку, если ее проводить вручную по формулам Журавлева.

Один счастливый обладатель полного пакета ВААЛ поведал мне забавную подробность: если программу загрузить на разные компьютеры, то она выдаст разные оценки текстов.

ВААЛ-енки не понимают очень и очень многого, в частности, того, что в фонетических исследованиях имеют дело не с написанием слов, а с их транскрипцией, иначе получится ерунда, как это имеет место в ВААЛ. Возьмем, скажем, слово «тент». Мы произносим его «тЭнт». Если мы подставим в ВААЛ оба варианта, то получим интересные различия:

ТЭнт — хорошее, красивое, простое, величественное, мужественное, большое

ТЕнт — шероховатое, нежное, слабое, горячее, тихое, трусливое, хилое, маленькое, тусклое, печальное

Однако эта якобы фонетическая программа настроена на письменный вариант далеко не фонетического языка, а не на его транскрипцию. Это абсолютно бессмысленно, но наших ВААЛ-гуру сие не смущает.

Далее, ВААЛ дает очаровательные характеристики совершенно непроизносимым словам:

ВВВААААЛ — хорошее, простое, величественное, мужественное

ДААААВВВЭЭЭЭ — хорошее, красивое, безопасное

НЛДББ — хорошее, величественное, грубое, мужественное

Неправда ли, мило?

А как с текстами? Человеку среднего интеллекта понятна бессмыслица фоносемантического анализа текстов. Ради интереса я протестировал большой кусок из «Евгения Онегина». До сих пор вспоминаю с дрожью.

Ну хорошо, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Ну хоть что-то полезное может делать т.н. фоносемантический блок ВААЛ? Например, оценивать просто благозвучие? (Хотя лучшим оценщиком благозвучия является человек.) На сайте www.vaal.ru, отвечая на критику программы в «Собеседнике», т. Дымшиц говорит: «Откровенная чепуха. Фоносемантика — это вовсе не благозвучность текста».

«Угловатый колобок»

Наивные пользователи ВААЛ, получив шокирующие результаты, стали задавать неприятные вопросы. Надо было что-то делать. Можно было бы убрать продукт с рынка, но наши авторы к этому не готовы, ни морально, ни материально. Остается другой выход — вертеться, как уж под сапогом, усугубляя ситуацию.

В своей статье «Фоносемантические заблуждения» наш «логик» Шалак клеймит позором тех, кто «не различает понятий фонетического и обычного семантического значений слов»:

«Фоносемантика позволяет получить оценку с точки зрения человека, впервые слышащего слова “Христос” и “Иуда”, до того как он узнал из Евангелия историю их взаимоотношений. Неужели это не понятно?»

Непонятно, наш дорогой «логик», ибо все как раз наоборот. (См. определение фоносемантики.)

В манипулировании честным народом особенно преуспел наш мастер манипуляций т. Дымшиц. Вот как он подпускает густого «дымшица» по поводу несуразных оценок слов «Христос» и «Иуда»:

«Фоносемантическая (А.Р. — Т. Дымшиц упорно говорит о фоносемантике.) оценка имен исторических или мифологических персонажей чаще всего неинформативна (А.Р. — Вы поняли?). Во-первых, программа разрабатывалась на восприятии русскослышащего (!?) уха, а обсуждаемые имена, простите, заимствованы из иной фонетической системы… Позволю себе заметить, что на поддержание в top mind имени Христа тратиться гораздо больше усилий, чем на Иуду (!?) (А.Р. — Ну и богатая же фантазия у нашего «манипулятора».)».

Ну так что же все-таки слышит современное «русскослышащее» ухо? Язык дохристианской Руси или язык XXI века? Если ВААЛ предназначена только для языка Руси, то так и надо было говорить. Тогда для оценки в ВААЛ надо выбросить из языка все иностранные заимствования. Причем не только позднейшие, но и такие старые немецкие заимствования, как «берлога», «клинок», «ярмарка» и т.д. (Интересно, а что останется?)

Вот еще пара миленьких «дымшицизмов»:

«Господа! “Секс” слово заимствованное, а “колобок” делался обычно голодной весной из небольшого количества муки с большой добавкой опилок, лебеды и т.д. Т.е. он был действительно слегка “угловат”».

Мне кажется, что такой полет фантазии достоин внесения в анналы фундаментального «колобковедения».

«…этимологически (А.Р. — Причем здесь этимология?) слово "дурь" (и производные) первоначально обозначали не сколько глупость, сколько активность и стремительность (А.Р. — Этими качествами наш «колобковед» наделен в избытке). Так что, обращаясь к классическому наследию и к фонетическому восприятию обсуждаемого слова следует признать, что оно формальные тесты проходит. А дальше, конечно же, требуется дистрибуция, чуть-чуть рекламы и... деньги появятся».

Запишите рецепт: побольше дури + немного дистрибуции и рекламы и… деньги появятся!

Они у вас непременно появятся, если вы позволите нашему манипулятору для ваших стройматериалов, запчастей, компьютеров и т.д. «активно-стремительно» создать карму или подправить чакру. Вот великолепный образчик карма-строения из бестселлера М. Дымшица «Манипулирование покупателем»:

 

Контент-анализ

Концепций и определений контент-анализа много — это обычная ситуация в гуманитарных науках. Если под ним понимать количественную обработку больших объемов текста в электронном виде, то иногда контент-анализ полезен. Например, если в одной книге о рекламе слова «продажа» и «продающий» не встречаются ни разу, а в другой раз 200, то это кое-что говорит о книгах и их авторах. Словом, иметь под рукой инструмент количественного анализа текста не помешает.

Однако значительная часть любого контент-анализа — это разъяснение вам того, что вы прочитали. Припоминается шутливое определение литературоведения: «Я помню чудное мгновенье, передо мною явилась ты», — это литература. «В одном из своих стихотворений А. С. Пушкин подчеркивает, что он помнит чудное мгновенье» — это уже литературоведение.

А разумно ли поручать компьютеру чисто «человеческие» оценки? Вряд ли. Разве что для роботов, которые не могут чувствовать. А людям не нужен «протез», который им подскажет, что то, что они услышали или прочли, замечательно или плохо, агрессивно или ласково. Но ВААЛ-енки так не думают.

Вот одна из заявляемых «ценностей» их контент-анализа: «Например, имеется текст выступления депутата Думы и требуется оценить, насколько оно агрессивно». А не лучше ли его просто прочитать или прослушать? К тому же агрессивность и другие «человеческие» характеристики субъективны: то, что может показаться агрессивным одному, может показаться неагрессивным другому. Меня, например, забавляет черно-белая, без полутонов, реакция на мои тексты.

Несомненными контент-аналитическими чемпионами мира являются наши ВААЛ-енки. Их контент-анализ имеет просто фантастические претензии. Здесь я хотел бы освежить в памяти читателя высказывание Мигдала «Лжеученый не любит мелочиться, он решает только глобальные проблемы», а также сказанное об «эффекте явной глупости». Это на 100% относится к психолингвистическим и НЛП игрушкам, навешенным нашими ВААЛ-енками на трухлявое (якобы) фоносемантическое дерево.

ВААЛ-команда достойна Нобелевской премии. Ну сами посудите. Вы берете любой текст любого объема: заявление на отпуск, любовное письмо, контракт, научную статью, завещание, выступление на съезде, поздравление юбиляра, ответы на скучные вопросы (см. ниже).  Вы пропускаете текст через ВААЛ, и через секунду узнаете об авторе буквально все: всю его подноготную, все тайные движения его души, словом ВСЁ! Вот краткий перечень параметров, по которым ВААЛ раскладывает автора на молекулы:

Акцентуации: Паранойяльность, Демонстративность, Депрессивность, Возбудимость, Гипертимичность

Психоаналитическая символика: Женская символика, Мужская символика, Агрессивность, Архетипичность, Позитив, Негатив, Жизнь, Смерть

Мотивы: Власть, Желание власти, Страх власти, Достижение, Достижение успеха, Избегание неудачи, Аффиляция, Надежда на поддержку, Страх отвержения, Физиология

Потребность: Внешняя потребность, Внутренняя потребность

Валентность: Положительная валентность, Отрицательная валентность

Инструментальная деятельность: Инструментальная деятельность (вся), Обработка, Трансляция, Ретрансляция, Движение, Перемещение, Манипуляция

Информация: Констатация информации, Уточнение информации, Информация конкретная, Информация неконкретная, Преувеличение, Преуменьшение, Отрицание, Неискренность

Каналы восприятия: Зрительный канал, Зрительное восприятие, Зрительная обработка, Зрительная трансляция; Чувственный канал, Чувственное восприятие, Чувственная обработка, Чувственная трансляция; Слуховой канал, Слуховое восприятие, Слуховая обработка, Слуховая трансляция; Рациональный канал, Рациональное восприятие, Рациональная обработка, Рациональная трансляция

Организация событий: Причина, Следствие, Нарушение

Ценности: Гностические, Ум, Глупость; Эстетические, Красота, Безобразие; Этические, Добро, Зло, Нравственность, Безнравственность; Практические, Практичность, Непрактичность

И по каждой из этих непонятных и полупонятных позиций ВААЛ вам выдаст заумную цифирь, целую кучу. Копайтесь на здоровье.

Что еще осталось неизвестным об авторе? Размер обуви, группа крови, цвет глаз, день рождения, хобби, пристрастие к алкоголю, гены, отношение к существам противоположного пола, темперамент, рост, вес, вероисповедание… Но я думаю, что талантливый коллектив желающих неплохо заработать ВААЛ-енков уже работает над этими мелочами.

Эти ребята научились своим ВААЛ-градусником «измерять среднюю температуру по палате». Так, совместно с Фондом «Общественное мнение» они опросили 866 человек разного возраста, пола и т.д.; обработали ответы и получили, как им кажется «подробную психолингвистическую карту различных социально-демографических групп населения России». Ни больше — ни меньше. «Небольшой фрагмент этой карты» в виде простыни с непроходимой цифирью представлен здесь.

Возьмем для примера мужчин в возрасте от 21 до 30 лет: высокие показатели паранойяльности (5,7), желания власти (3,2) и успеха (6,3), рациональности (5,3), но… при этом, полное отсутствие агрессивности (-2,1) и любви к себе (-8,0)!

Итак, средний россиянин самого активного возраста — это рациональный параноик, стремящийся к власти и успеху, но… совершенно лишенный агрессивности и не любящий себя. Довольно странная фигура!

Наши ВААЛ-оракулы вещают: «Эта карта содержит информацию о состоянии умов (!?) населения нашей страны и будет весьма полезна в области социального управления». — И как только все это еще не засекретили!

Интересен другой пример применения ВААЛ-анализа. Вот очень разумная рецензия на книгу. А вот «результаты» ее контент-анализа по ВААЛ, проведенного автором книги. Совершенно предсказуемо авторы этой рецензии оказались паранойяльными чудаками.

Более детально несуразности психолингвистического аспекта контент-анализа ВААЛ, выявленные с помощью тестирования, разбирает психолог Дарья Шрамченко в статье «Диагностика акцентуаций характера с помощью психолингвистической экспертной системы ВААЛ-2000».

Забавно, что наш манипулятор Дымшиц, создав программу для зомбирования наивных людей, сам стал ее зомби:

«Я ради интереса провел контент-анализ приведенного отрывка из письма Репьева нелюбимым им ВААЛ (он, кстати, неверно понимает назначение программы): врет безумно. В статье искренен (не понимает, о чем пишет, но искренен), а в письме — врет».

Самообслуживание, оказывается, бывает не только в магазине!

Маркетинговые применения

Понятно, что просто как игрушку ВААЛ никто не купит, тем более за $950. Для этого ее нужно предлагать как чудо-инструмент в наиболее выгодных областях. Авторы выбрали политику и маркетинг — шустрые ребята! Представление о ВААЛ-анализе политических речей дает вот этот этюд. А в маркетинге, оказывается, просто глупо придумывать названия без ВААЛ.

Англоязычные фоносемантики, которые понимают свою область как поиск гармонии между произношением и смыслом, тоже немного говорят о нейминге. Они, скажем, так аргументируют правильность названия Viagra: это название вызывает в сознании значения слов vitality (живость) и Niagara (Ниагарского водопада). То есть при выборе этого названия использовался действительно фоносемантический подход — попытка увязать звучание названия со значением слов.

А вот как наши ВААЛ-енки продвигают свой «продукт»:

«Известно, что японцы потратили несколько миллионов долларов на то, чтобы найти приятное для уха западноевропейца звучание. В результате получилась известная торговая марка Sony».

Это ложь!

В книге Акио Морита «Сделано в Японии» читаем:

«Мы рылись в словарях в поисках звучного слова и натолкнулись на латинское слово «сонус», означающее звук. Само это слово, казалось, было наполнено звуком. Наш бизнес был тесно связан со звуком, поэтому мы начали пробовать варианты со словом «сонус»… В один прекрасный день мне пришло в голову решение: почему бы не назвать компанию «Сони»? Слово было найдено!»

Квинтэссенция ВААЛ-яния дурака в нейминге изложена в фундаментальном труде М. Дымшица «Бренд — разработка имени». Рекомендую.

Наши ВААЛ-гуру глубоко убеждены, что:

«… продажи одного тюбика зубной пасты под брендом Aquafresh требует втрое больших рекламных вложений (А.Р. — Где данные, господа?), нежели его конкурента — Colgate. Причина, по мнению маркетологов, в «пассивном» и «тусклом» названии Aquafresh».

Эти ребята могут обосновать абсолютно все, даже несуразности имени ВААЛ. Им все указывают на то, что ВААЛ — это имя дьявола, да и звучание этого слова (с двойным «а») очень непривычно для русского уха. Я смог припомнить только еще одно слово с двумя «а», которое, кстати, я произносил каждые пять минут работы над статьей — «ва-аще»!

Как бы поступили настоящие маркетологи? Они бы быстро сменили название. Но что делают наши гуру? Они вводят в программу исключительную благоприятную оценку слова «ВААЛ» и парируют наскоки указанием на то, что это слово составлено из инициалов. Странная логика. Если бы, скажем, Гаврилов и Новиков решили соорудить название из первых слогов своих фамилий, то…

Оказывается, что ВААЛ творит чудеса и в журналистике. Владимир Шалак:

«Журналисту забраковали статью. Оценили ее с помощью ВААЛ, заменили одно слово (!?) и редактору понравилось».

Господа журналисты, приобретайте ВААЛ. Тогда все ваши статьи пройдут на «ура».

ВААЛ как продукт

Если вас интересуют оценки ВААЛ с технической точки зрения, то рекомендую почитать мнения Ашманова об этом «с позволения сказать, “продукте”» и ответную реакцию Шалака. См. также упомянутую выше статью Ю. Зайцевой.

ВААЛ идеально вписывается в максиму «мусор на входе — мусор на выходе», которую знает каждый, кто имеет дело с математикой. Смысл ее прост: если в основе математической модели заложены неправильные идеи, упрощения, параметры и т.д. («мусор на входе»), то результат будет неправильным («мусор на выходе»). А ВААЛ является типичным «мусором».

Как маркетологу, мне интересно, как ее создатели представляли себе использование своего шедевра? Вот на беднягу-пользователя свалилось до 18 (часто взаимоисключающих) характеристик слова или текста. Что ему с ними делать? А что ему делать с простынями, которые ему вывалит контент-анализ, если значительную часть параметров и цифири он элементарно не понимает?

Дети лейтенанта Дымшица

Научные и коммерческие успехи фоносемантической команды «Дымшиц и Ко(лобки)» не прошли незамеченными. Появилась поросль «детей». Вот один из достойных отпрысков:

(http://www.analizpisem.ru/programm3.html )


Дюжий Бренд

"Дюжий Бренд" - компьютерная программа нейминга. В основе работы программы лежит этапный синтез уникального звукосочетания, который происходит на основе отмеченных пользователем качеств в 25-ти фоносемантических шкалах. Таким образом, возможно сгенерировать название (торговую марку), которое будет обладать качествами продвигаемого товара.

В перечне названий, сгенерированных под определённые качества, программа предоставляет возможность поиска явного и скрытого смысла, сделать выборку по роду, подобрать синоним.

Например, для марки нового мыла пользователь отмечает такие качества: гладкое, нежное, безопасное - и, нажав на кнопку "Синтез", генерирует сотни названий, которые соответствуют этим качествам. Вот только некоторые из них: Ивима, Нила, Лилу, Оми, Мяу, Лёд... Все эти слова соответствуют выбранным признакам - гладкое, нежное, безопасное. В этом можно убедиться, если воспользоваться бесплатным online-сервисом фоносемантического анализа слов.

Приобрести нейминг-программу Дюжий Бренд >>

 

Приобретайте, господа, приобретайте!
 

 

Явно настало время основать клуб (или общество) детей лейтенанта Дымшица.

Заключение

Вывод, к которому я пришел, печален:

Программа ВААЛ — это клубок заблуждений, некомпетентности, подтасовок и лжи. Это идеальный объект для исследования т.н. «эффекта явной глупости» и эффекта «пипл хавает». Это образчик лженаучного лохотрона.

Однако российский «пипл», который ближе к практике, похоже, не очень хочет ВААЛ-ять дурака. Я просто приведу некоторые из многочисленных комментариев на Интернет форумах:

«Странно, раньше мне казалось, что вся эта хренотень (VAAL) ушла в небытие вместе с Лёней Голубковым, 25-м кадром, Кашпировским и геоцентрической моделью Вселенной»…

«Фоносемантика, конечно, сильно, тока всерьез брать за основу анализа ботву, выдаваемую неким генератором в интернете, гм, это так по децки. И так тупо! А с неймингом забодали уже совсем, такого туману развели — с топором не прорвешься. Главное, никто не может объяснить как название "Кодак" или "Ксерокс" помогло продвинуться. Как в НЛП — все готовы научить как заработать миллион долларов, а когда спрашиваешь — а у Вас сколько миллионов - обижаются»…

«Бред какой-то. "научные" обоснования ковыряния в носу. Хотя если вспомнить что у нас в стране и концепция 25го кадра все еще имеет своих адептов, то это не удивляет... Что эти люди вообще делают в маркетинге?»…

«Эти люди в маркетинге правят бал. Определяют нормативные базы и даже — кадровый подход. Вот, что они там делают. Не маркетингом же им заниматься, в самом-то деле»…

«Работал с ВААЛОМ — прикольно, но неинструментально. Не дает реальных вариантов, не позволяет принимать решений — "рубит" явно хорошие варианты, которые ЦА воспринимает "на ура"»…

«Пробовали на выборах применять контент-анализ (делали агентства под заказ). Пузырей и глубокомысленных фраз было достаточно (надо же деньги отрабатывать). Реальной пользы — на копейку, да и бумага глянцевая, трудно потом использовать»…

«Михаил [Дымшицу], вы в очередной раз очень глупо выглядите. Аргументы у вас закончились, именно поэтому вы перешли на "сам дурак" и "да вы посмотрите, у меня вся грудь в орденах, вся *опа в шрамах". Ну что же, гордитесь своими орденами, надеюсь, вы не лопните с гордости»…

Получил вот такое послание:

Прочитала Вашу статью " по-ВААЛ-ляем" дурака. Заочно в Вас влюбилась за золотые слова. Наткнулась на статью в процессе написания курсовой работы по звукосимволизму, то есть заключения к ней.
Пока составляла свой " copy-paste  шедевр" и описывала результаты так называемого эксперимента ( все по указанию преподавателя- умываю руки), подавляла чувство, что читаю, пишу и исследую полную хрень: сложно писать курсовик,когда мнение о предмете исследования кардинально отличается от мнения о нем фанатичного руководителя. В итоге в моем заключении оптимистично описываются фантастические перспективы применения теории о звукосимволизме  на практике- в рекламе, при анализе текстов и т.д, подумываю, упоминуть ли о ВААЛ....
 Но душой я с ВАМи. Статья просто супер! Дам прочитать завтра однокурсницам пункт о псевдо-науках. Мы на самом деле давно так думаем. И включите пожалуйста в список теорграмматику и теорию  о речевых (к)актах.

В топку их все :-)

 С уважением,

Катя
 

Российский «пипл», оказывается, «хавает» далеко не все!

Но сие не смущает наш лингвистический «пипл». Весьма забавна его реакция на форумах на эту статью — большая его часть обиделась.

Я получил очаровательное письмо от оскорбленного до глубины своей дважды филологической души («У меня 2 филологических образования», оба в Петербургском университете) юного фоносемантика Анатолия Татаурова:

Я чувствую вы- профессионал в болтологии, так мощно жонглировать материалом в угоду своих целей может не каждый. Снимаю шляпу- вы великий комбинатор.

На мое предложение высказать свои аргументированные претензии получил следующее:

Да ладно не надо мне ваши статеечки дешевые кидать, мне итак все ясно, аргументировано с вами разговаривать- все одно что кучу говна пинать, мне даже уже неинтересно с вами на вы разговаривать, а если б филологии с лингвистикой не существовало, ты бы никогда своей любимой физикой заниматься не смог, хотя ты ей и не занимаешься, в силу "жизненных причин", полагаю либо выгнали, либо ума не хватило тянуть. О грубости- никуда мне смотреть не надо, достаточно перечитать наш диалог. А по поводу Юлии Пироговой, так я тебе тоже могу скинуть ссылку об известном физике Александре Репьеве, тот же уровень. В общем, никчемный ты человек, такой же словоблуд каких много. Ни физик, ни лингвист, ни рекламист, а неизвестно кто. Кусок говна неприбитый. И не консультируешь ты никого. А консультировал бы- не сидел бы и не разглагольствовал. Я об одном прошу- не пиши просто про филологию и лингвистику- себя дураком не выставляй.

Какой слог, господа! А какая мысль! Да здравствует филфак питерского универа!

Нищая Россия не зря тратит свои деньги на подготовку таких мыслителей. Можно гордиться расейской филологической школой.

Статья в формате Word (8 стр.)

 

См. также:
«Рекламный анти-ТРИЗ»
«Язык рекламы. Часть I»
«Язык рекламы. Часть II»
«Разговор с рекламистом о поэзии»
Рецензия на книгу:
«Манипулирование покупателем» М. Дымшица


 

Перепечатка моих статей другими сайтами – Я разрешаю перепечатывать любые мои статьи. Непременное условие – указание моего авторства и ссылка на этот сайт www.repiev.ru,  а не на сайт, который первым перепечатал ту или иную мою статью. К сожалению, есть случаи некорректных перепечаток – иногда у моих статей даже появляется другой автор!

 

Темы статей:

Маркетинг | Псевдомаркетинг | Реклама (общее)
 Брэндинг | Реклама и маркетинг в России
Творчество и псевдотворчество в рекламе
Наука и псевдонаука в рекламе
Копирайтинг | Маркетинг технологий
Рекламные фестивали | Интернет

Repiev's articles in English

 

Знание без
здравого
смысла –
это двойная
глупость.

Испанская
пословица

Многие люди
 подобны
 колбасам:
чем их начинят,
то и носят
в себе.

К. Прутков

Ничего нет
более
опасного,
чем идея,
когда она
у вас только
одна.

Э. Шартье

Мы ленивы и
нелюбопытны.

А.С. Пушкин

Только глупцы
 могут быть
непоколебимы
в своей
уверенности.

М. де Монтень

В России
две беды –
дураки
и дороги.

Н. Гоголь

Всякая
человеческая
голова подобна
желудку:одна
переваривает
входящую
в оную пищу,
а другая от нее засоряется.
К. Прутков

Умом Россию
не понять,
Аршином
общим не
измерить.

Ф. Тютчев

Не многие
думают чаще,
чем два
или три
раза в год.
Я добился
мировой
известности
благодаря тому,
что думаю
раз или два
в неделю.

Б. Шоу

Вначале
мы действуем,
а потом
объясняем.

Генерал Лебедь

Факты не
перестают
существовать
от того, что ими
пренебрегают.

О. Хаксли

Наука
пригодна
лишь для
сильных умов,
а они весьма
редки.

М. де Монтень

Есть только
два способа
легко скользить
по жизни:
всему верить
или во всем
сомневаться.
И то и другое
избавляет нас от
необходимости думать.

А. Корцубский

Красноречие, отвлекая
внимание
на себя,
наносит ущерб
самой сути
вещей.

М. де Монтень

Помешанный,
изображающий
гения, всегда
имеет известный
шанс, что ему
поверят.

Х. Арендт

Практика без
теории ценнее,
чем теория без практики.

Квинтилиан

Рассуждай
токмо о том,
о чем понятия
твои тебе сие
дозволяют.

К. Прутков

Я предпочитаю
мудрость
необразованного
глупости
краснобая.
Цицерон

Дайте им
больше работы,
чтобы они
работали и не
занимались
пустыми речами.
Библия,
Исход

Суть дела
не в полноте
знания, а в
полноте
разумения.
Демокрит

Когда
нет идей,
слова приходят
легко.

И. Гете

Кто ясно
мыслит –
ясно излагает.

А. Шопенгауер

Чего
не хочет,
того и не
слышит.

Русская
пословица

От книжной
мудрости
глупец тупее
вдвойне.

Ж. Мольер

Заблуждение
не перестает
быть
заблуждением
оттого, что
большинство
разделяет его.

Л. Толстой

Прогресс –
это способность
человека
усложнять
простоту.

Т. Хейердал

Думай!
Девиз IBM

  alex@repiev.ru 
(8) 499 194-52-21